Суд психушка суд

Содержание
  1. Принудительное лечение как способ давления. Как защититься от несправедливой госпитализации?
  2. Оппозиционность как психическое отклонение
  3. В условиях изоляции
  4. «Дообследоваться и подлечиться»
  5. «Часть репрессивной системы»
  6. Что делать, если вам грозит психиатрическая экспертиза?
  7. Что стоит за историями о принудительной госпитализации
  8. В Кащенко за новогодние игрушки
  9. “Врачи переусердствовали”
  10. “Надо так надо”
  11. “Погрузили, как мешок картошки”
  12. Парадоксы и трактовки
  13. Закрытая система
  14. Незаконное помещение в психиатрическую больницу на месяц московский суд оценил в 20 тыс. руб
  15. Повод для обращения в суд за компенсацией морального вреда
  16. Суд в 50 раз снизил размер компенсации морального вреда
  17. Апелляционная жалоба уже подана
  18. Эксперты «АГ» указали на крайне низкий размер присужденной судом компенсации
  19. Принудительное лечение в психиатрической больнице – основания и порядок проведения процедуры
  20. Общие признаки психиатрического стационара
  21. Лечение, соединенное с отбыванием наказания
  22. Принудительное лечение
  23. Направление в психиатрический стационар
  24. Принудительное лечение по решению суда
  25. Виды лечения
  26. Срочное направление в стационар
  27. Возможность обжалования

Принудительное лечение как способ давления. Как защититься от несправедливой госпитализации?

Суд психушка суд

16 апреля в Москве полицейские задержали 63-летнюю Наталью Шубину, которая вышла из дома в магазин, и принудительно отправили ее в психиатрическую больницу №13. Спустя два дня Люблинский районный суд отказался удовлетворить иск больницы о недобровольной госпитализации и Наталью Шубину отпустили на свободу.

Вместе с Алексеем Прянишниковым, координатором «Правозащиты Открытки», «Такие дела» на примере громких историй правозащитников выясняют, что делать, если вам угрожает принудительное лечение. 

Алексей Сухоруков/РИА Новости

Оппозиционность как психическое отклонение

Еще до пандемии коронавируса силовики в различных регионах России применяли принудительное лечение как способ давления на гражданских активистов, отмечает Алексей Прянишников.

По мнению эксперта, наибольшая опасность оказаться в психиатрической больнице грозит фигурантам дел так называемой «экстремистской» направленности, то есть людям, которые систематически привлекаются к административной ответственности за участие в уличных протестных акциях.

В их числе — новокузнецкий активист Игорь Горланов, записавший видео, на котором он разрывал Конституцию. Игоря задержали в декабре после очередной акции, проведенной уже в Москве, перед приемной Администрации президента.

По инициативе полицейских ему провели психиатрическое обследование, по итогам которого активиста направили на стационарное лечение в московскую психиатрическую больницу №4 имени Ганнушкина.

Впоследствии Игорь Горланов рассказывал, что во время лечения ему регулярно делали инъекции известного по советской «карательной психиатрии» галоперидола, сильного нейролептика, используемого для лечения шизофрении.

«Комиссия из трех врачей-психиатров провела экспресс-обследование Горланова, поставив диагноз, который, по соответствующим регламентам, не может выставляться без длительного обследования пациента и наличия документированной информации о наблюдении пациента у психиатра, — говорит Алексей Прянишников. — Всего этого не было, справки в психдиспансере по месту жительства Горланова не наводились».

Вместо всего этого в медицинском обосновании госпитализации было написано об общественной активности Горланова, неоднократном привлечении к административной ответственности за участие в протестных акциях, о его критических взглядах на политическую обстановку и на действия государственных органов (есть в распоряжении редакции). «Тем самым психиатры намекали на оппозиционность как на психическое отклонение», — объясняет Прянишников.

На основании этого документа в начале января Игоря Горланова доставили в Новокузнецк. Хотя суд поместил его на госпитализацию в московскую больницу №4, активиста отправили в местный стационар.

«После переговоров с заведующим отделением Новокузнецкой психиатрической больницы 31 января Горланова удалось буквально вырвать из психбольницы в Новокузнецке, убедив администрацию учреждения в незаконности содержания в стационаре», — рассказывает Прянишников.

В условиях изоляции

Инициатором проведения психолого-психиатрической экспертизы, как правило, выступает следователь. Если он сомневается в адекватности и дееспособности обвиняемого, то отправляет его на первичную амбулаторную экспертизу.

Следователь же ставит вопросы психологам и психиатрам, на которые просит дать ответ в ходе экспертизы.

На основании их выводов может быть назначена уже комплексная стационарная экспертиза, она проходит в психиатрической больнице, которую определяет суд.

«Следует отметить, что “пугать” сейчас стало принято не только принудительным лечением, но и направлением на стационарную психолого-психиатрическую экспертизу, — говорит Алексей Прянишников.

— Она проводится в условиях изоляции в психиатрическом стационаре, где человек находится полностью во власти врачей-психиатров.

При этом далеко не всегда помещение в стационар осуществляется в строгом соответствии с законами и основными принципами медицины».

В стационаре челоВек находится полностью во власти врачей-психиатров

Например, стационарная психиатрическая экспертиза была назначена в 2021 году жителю Алтайского края Антону Ангелу, который обвинялся по статье 282 части 1 УК (возбуждение ненависти или вражды) из-за репоста во «ВКонтакте».

Такую меру решил применить следователь по его делу на основании амбулаторной экспертизы, выявившей у Ангела проблемы с алкоголем и галлюцинации. Подследственный все отрицал, а его защитники обжаловали решение суда.

В апреле 2021 года дело в отношении Ангела было прекращено.

«Дообследоваться и подлечиться»

Сама по себе стационарная психолого-психиатрическая экспертиза — это система тестирования по различным методикам и длительным собеседованиям с обследуемым, на основании которых можно сделать вывод о его вменяемости.

https://www.youtube.com/watch?v=ss5vPHOGobQ

Несмотря на то, что большинство людей способно успешно пройти такую экспертизу, ее результаты зависят в первую очередь от специалистов. А врачи, по словам Алексея Прянишникова, могут признать невменяемым или подлежащим принудительной госпитализации практически любого человека.

«Такое возможно вследствие фактического отсутствия независимости экспертов в области психиатрии, отсутствия независимого суда, который мог бы поставить барьер на пути к применению психиатрии для решения немедицинских задач, и формального подхода органов прокуратуры к выполнению функций прокурорского надзора за сферой психиатрической медпомощи», — объясняет Прянишников.

признать невменяемым или подлежащим принудительной госпитализации можно практически любого

Именно поэтому для защиты несправедливо госпитализированного человека критически важно добиться отмены стационарной экспертизы и помещения в психиатрическую клинику.

Это демонстрирует история якутского шамана Александра Габышева, которого обвиняли по статье 280 УК (призывы к осуществлению экстремистской деятельности).

По словам Алексея Прянишникова, предварительную амбулаторную экспертизу в его отношении провели в течение всего полутора часов.

«После нее следователи ФСБ и врачи якутской психбольницы буквально вытянули из Габышева согласие на добровольную госпитализацию в стационар “дообследоваться и подлечиться”, — рассказывает Прянишников.

 — Приехавшие адвокаты Габышева, которых поначалу дезинформировала администрация больницы, сказав, что Габышев там не находится, буквально вырвали подзащитного из стационара, объяснив ему, что больницу можно покинуть, отозвав согласие на добровольную госпитализацию».

«Часть репрессивной системы»

Во всех упомянутых случаях эксперты-психиатры и представители силовых ведомств только подтверждали выводы друг друга.

 «Заинтересованные органы и лица могут попросить экспертов прийти к необходимым выводам, либо эксперты ввиду профессиональной деформации и профнепригодности могут прийти к выводам о невменяемости обследуемого ввиду наличия у него взглядов, которые не разделяет большинство, — уверен Алексей Прянишников. — Опыт наших дел показывает, что фактически психбольницы являются частью репрессивной системы, делающей все свои шаги по указаниям правоохранителей».

Как отмечает эксперт, сейчас на судах по принудительной госпитализации далеко не всегда обеспечивают право гражданина на защиту в рамках состязательного судебного процесса, а адвокатам часто дают слишком мало времени на ознакомление с материалами дела. Кроме того, суды в большинстве своем беспрекословно соглашаются с выводами экспертов-медиков и не назначают дополнительные повторные экспертизы с привлечением независимых экспертов.

«Поскольку психиатрия используется зачастую в качестве механизма государственного принуждения, за этой сферой необходим эффективный общественный контроль с участием НКО и правозащитников, аналогичный ОНК (Общественная наблюдательная комиссия, — прим. ТД) в местах лишения свободы.

Я не говорю о вмешательстве общественности в сферу профессиональной деятельности врачей, речь о контроле над соблюдением юридических процедур и порядком содержания граждан в стационарах при принудительной госпитализации и проведении стационарных психолого-психиатрических экспертиз», — резюмирует Прянишников.

Что делать, если вам грозит психиатрическая экспертиза?

Как показывает практика юристов «Правозащиты Открытки», часто от задержания до назначения стационарной экспертизы в психиатрической больнице проходит очень короткое время.

Поэтому уже на этапе задержания критически важно выйти на связь с надежным адвокатом, а не полагаться на защитника по назначению.

Профессиональный адвокат поможет оперативно обжаловать решение суда и еще до рассмотрения жалобы организовать независимую экспертизу.

Расхождение между выводами двух экспертиз — весомый повод для ходатайства перед следствием о назначении повторной экспертизы, результаты которой могут отличаться от первоначальных.

Особенно важно наличие адвоката и потому, что во время следствия обвиняемый может находиться в закрытом лечебном учреждении, где у него даже не будет возможности полноценно отстаивать свои права. Именно в такой ситуации оказались Игорь Горланов и Александр Габышев, которых удалось освободить из психиатрических клиник исключительно благодаря вмешательству защитников.

Источник: https://takiedela.ru/news/2021/04/20/nad-gnezdom/

Что стоит за историями о принудительной госпитализации

Суд психушка суд

МОСКВА, 29 янв —РИА Новости, Мариам Кочарян. Страх, отсутствие связи с близкими, мрачные перспективы — такова реальность госпитализации в психбольницу.

По закону попасть в стационар можно только после комплексной судебно-медицинской экспертизы. Однако нередки случаи насильственного лечения вполне здоровых людей. По большей части — со слабым диагнозом.

Реально ли вырваться из стен закрытого учреждения, разбиралось РИА Новости.

В Кащенко за новогодние игрушки

В конце прошлого года в соцсетях активно обсуждали историю пожилой москвички, которую насильно госпитализировали в Психиатрическую больницу № 1 имени Алексеева (бывшая имени Кащенко).

Шестидесятичетырехлетняя женщина обратилась в полицию с заявлением о пропаже денег и дорогих елочных игрушек. Ее подозрения пали на рабочих, которые делали в квартире ремонт. Однако жалобу не приняли, сославшись на формальные ошибки.

А вскоре в одно из столичных ОМВД прибыли врачи специальной психиатрической подстанции и принудительно увезли пенсионерку в Алексеевскую больницу. После широкой огласки со стороны родственников к спасению женщины подключились известные правозащитники, через неделю ее отпустили.

При этом у потерпевшей не было ни диагноза, ни заключения о недееспособности. Сейчас родственники ждут ответа на запрос в прокуратуру. После проверки примут решение об иске в суд.

Подобные случаи — не редкость. Мы собрали другие истории о госпитализации в психбольницу, когда веских оснований для этого не просматривалось.

“Врачи переусердствовали”

Мать 26-летней Яны (имя изменено по ее просьбе) из Карелии плачет в трубку, рассказывая о дочери. Та не может внятно говорить. За нее отвечает Наталья.

По словам матери, после регулярных панических атак состояние девушки ухудшается изо дня в день.

Эта история длится вот уже больше года, с того момента, когда Наталья вызвала скорую, чтобы остановить приступы удушья у дочери, недавно расставшейся с молодым человеком. Медики посоветовали обратиться в психиатрическую службу.

Мать направила дочь в Республиканскую психиатрическую больницу на временное лечение с регулярными посещениями для родственников. Проблемы, говорит она, возникли на следующий же день.

“У Яны отняли телефон, не давали нам нормально общаться, пичкали тяжелыми нейролептиками! — возмущается Наталья. — Однажды она стала задыхаться от передозировки таблеток и решилась на побег, но ее вернули обратно”.

Сначала родственников пускали к Яне для коротких свиданий, а через месяц запретили.

В конце концов мать приехала в больницу, чтобы забрать дочь домой, но врачебная комиссия, как утверждает Наталья, за два часа до этого взяла у пациентки расписку в отказе от добровольного лечения, что автоматически дало право на принудительную госпитализацию. Медики подали исковое заявление о помещении пациентки в стационар. Суд встал на сторону врачей. Мать так и не смогла вернуть дочь обратно.

“Она как дурочка стала, понимаете? Они говорили про аутоагрессию, но я же знаю свою девочку. Все это началось из-за того, что врачи переусердствовали! Не было ни грамотной терапии, ни лечения!”

После суда Яну переправили в специальную “наблюдательную” палату для тяжелобольных. Тогда Наталья решилась на откровенный разговор с журналистами.

Статья, опубликованная в одном из региональных СМИ, вызвала большой резонанс. Начались внеплановые проверки медучреждения.

В итоге через двенадцать месяцев, в ноябре прошлого года, девушку наконец отправили на домашнюю терапию. В данный момент она лечится амбулаторно.

Сейчас адвокат семьи намерен обжаловать решения суда первой и апелляционной инстанций, в соответствии с которыми удовлетворили административный иск о принудительном помещении Яны в стационар.

Мы обратились за официальным комментарием в ту самую больницу. Однако руководство медучреждения отказалось отвечать на вопросы, сославшись на законодательство, которое гарантирует право медиков на сохранение врачебной тайны.

“Надо так надо”

Елена Илатовская из Павловского Посада — мать двоих детей. В разговоре с РИА Новости она утверждает, что ее принудительно госпитализировали в мае 2021-го на основе заявлений директора лицея, в котором училась ее дочь.

Дело в том, что осенью 2021-го всем школьникам планово делали пробу Манту, но Елена и еще несколько родителей выступили против прививки. В итоге для детей “отказников” открыли отдельный класс, в котором учеников, по словам собеседницы, просто изолировали.

На что Елена неоднократно жаловалась в разные инстанции.

“Никогда раньше мы не сдавали эту пробу. Я возмущалась, не соглашалась с мнением директора, отстаивала право ребенка на выбор.

Несколько лет назад проблем не было, а тут, видимо, меня решили приструнить, вменив диагноз — “шизотипическое расстройство”.

Надо сказать, что директора учебного заведения поддержал бывший муж Илатовской, добивавшийся ее принудительного обследования в психоневрологическом диспансере (ПНД).

Хотя у Елены была справка из частной клиники об удовлетворительном психическом состоянии, она все же оказалась в государственном стационаре. По судебному решению медики настояли на внеочередном обследовании. “Я не стала спорить.

Думала, это просто формальность. Надо так надо”. Но в медучреждении она сразу поняла, что легко не отделается. Ее принудительно госпитализировали с диагнозом “шизофрения, паранойяльный тип”, а общаться разрешили только с адвокатом.

В телефонном разговоре с агентством адвокат Елены Родион Смирнов прокомментировал ситуацию так: “Странное и необъяснимое поведение” — это все, что было сказано о моей подзащитной. Елена — неудобный человек для образовательной системы, которого надо было напугать”.

В конечном итоге после ряда независимых экспертиз необходимость в стационарном лечении Илатовской не подтвердилась. А Московский областной суд отменил решение о госпитализации. Дело закрыли в июле прошлого года. Адвокат подал заявление о взыскании понесенных расходов на различные самостоятельные обследования. Дочь активистки-“антипрививочницы” сейчас находится на домашнем обучении.

На момент публикации материала ответ на официальный запрос РИА Новости из психиатрической больницы не поступил. В свою очередь, руководство лицея общаться с агентством отказалось, сославшись на запрет о разглашении персональных данных несовершеннолетних. “Судебный акт, вступивший в силу, ставит точку в любом споре”, — сообщила директор в письме.

“Погрузили, как мешок картошки”

“Мне тяжело все это вспоминать”, — признается 72-летняя Тамара Михайловна Амбаева из Тольятти. В июле 2012-го ее принудительно госпитализировали.

После ДТП у нее были нестерпимые боли. Однако врачи в местной поликлинике заверяли пенсионерку в том, что она здорова — нет показаний для лечения в стационаре.

По словам Тамары Михайловны, когда она начала настаивать на своем, ее все же госпитализировали — но не в обычную больницу, а в психиатрическую, не спрашивая согласия ни у родственников, ни у нее самой.

Причем ранее на учете в психдиспансере она не состояла.

“Меня спросили: “Вы хотите в больницу?” Я ответила: “Конечно, мне очень больно”. Потом они вызвали скорую, погрузили меня в машину, как мешок картошки, и увезли в психушку”.

В стационаре у пенсионерки первым делом отобрали телефон. Она пробыла в спецучреждении неделю. Все это время ее разыскивала дочь. “Грубо со мной обращались, не хотели слушать, врали, что якобы хотела убежать, но как, если я передвигалась на инвалидной коляске?” — удивляется Тамара Михайловна.

Уже после того, как Амбаеву доставили в ПНД, медики подали в суд на принудительную госпитализацию. Дочь пострадавшей не присутствовала на процессе. “Хорошо, что я пролежала всего семь дней. А некоторые люди там годами находятся. Слава богу, дочка нашла меня и спасла”.

Дочь подала апелляцию, в октябре 2012-го судебное решение о принудительной госпитализации отменили. Агентство обратилось за комментарием по делу Амбаевой в тольяттинскую поликлинику. Но, сославшись на врачебную тайну, на наши вопросы не ответили.

Парадоксы и трактовки

Истории людей, столкнувшихся с подобной госпитализацией, идут вразрез с законодательством.

Член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации, адвокат Евгений Корчаго в комментарии агентству заявил, что принудительная госпитализация считается крайней мерой: “Закон устанавливает четкие критерии помещения человека в стационар. В таких делах принимают участие органы прокуратуры, а вердикт выносит суд”.

По мнению Корчаго, стоит ужесточить 128-ю статью УК за незаконную госпитализацию граждан.

“Все парадоксы — отсюда. Следует перевести наказания в ранг средней тяжести, разработать внятную методику применительно к расследованиям преступлений в этой сфере. При этом важно понимать, что психиатры — не киношные санитары, а квалифицированные специалисты узкого профиля”.

В свою очередь, психиатр, член Независимой психиатрической ассоциации России Дмитрий Фролов в беседе с корреспондентом подчеркнул, что многое зависит от трактовок.

“Объективно говоря, определить, есть ли в принципе у человека психическое расстройство, непросто. Если недуг все же имеется, возникает вопрос: насколько он выражен. И еще важный момент — как лечить.

Есть принятые алгоритмы, но и о них можно спорить”, — отметил Фролов.

По его словам, в отечественной психиатрии давно сложилась тенденция к “гипердиагностике” расстройств. “В советское время пациентов старались держать в стационаре. Сейчас же все изменилось. В приоритете амбулаторная и полустационарная формы лечения”, — говорит собеседник.

Однако зачастую врачи перестраховываются. Вместе с тем Фролов указывает, что в его практике не было ни одного случая недобровольной госпитализации здорового человека. Как правило, в таких ситуациях присутствует как минимум кратковременное отклонение от нормы.

“Громкие истории в СМИ — исключения”, — заключает эксперт.

Закрытая система

Источник: https://ria.ru/20210129/1563982001.html

Незаконное помещение в психиатрическую больницу на месяц московский суд оценил в 20 тыс. руб

Суд психушка суд

25 декабря Тверской районный суд г. Москвы вынес решение (имеется у «АГ»), которым присудил гражданину 20 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда за незаконную госпитализацию в психиатрическую больницу, снизив запрашиваемую истцом сумму в 50 раз.

Повод для обращения в суд за компенсацией морального вреда

16 июня 2011 г. инвалид третьей группы Евгений Алёхин был задержан сотрудниками полиции и в тот же день принудительно помещен в ГБУЗ ПКБ № 1 имени Н.А. Алексеева, в которой ранее проходил лечение.

Через неделю больница обратилась в суд с требованием о его принудительной госпитализации.

Медучреждение обосновало свои требования ссылкой на психическое заболевание пациента и его опасность для себя и окружающих.

Судебное разбирательство прошло в отсутствие Евгения Алёхина, на нем присутствовали лишь его адвокат и лечащий врач, а также прокурор. В итоге Симоновский районный суд г. Москвы удовлетворил требование заявителя, впоследствии его решение устояло в апелляции. Общий срок принудительного лечения гражданина составил 29 дней, он покинул стационар лишь 15 июля.

В ноябре 2014 г. Президиум Мосгорсуда отменил ранее вынесенные судебные акты по делу ввиду нарушения нижестоящими инстанциями норм процессуального права. «Сведения о рассмотрении данного дела непосредственно в помещении психиатрической клинической больницы № 1 имени Н.А.

Алексеева отсутствуют, равно как и отсутствуют сведения о том, что судом были предприняты все необходимые меры к реализации права Евгения Алёхина лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации», – отмечено в постановлении Мосгорсуда (имеется у «АГ»).

Со ссылкой на Определение КС РФ № 544-О-П от 5 марта 2009 г.

Мосгорсуд отметил, что принудительная изоляция от общества лиц, страдающих психическим заболеванием, по причине их предполагаемой опасности для себя или окружающих затрагивает следующие конституционные права: свободу передвижений, право на свободу и личную неприкосновенность.

«Вместе с тем гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психического стационара о том, что он не может присутствовать на судебном заседании в помещении суда.

Именно в силу этого роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи», – пояснил Мосгорсуд.

Таким образом, кассация сочла, что Евгений Алёхин был лишен права оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара ввиду отсутствия на судебном заседании. Дело было направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В марте 2021 г. Симоновский районный суд отказал в удовлетворении иска психиатрической больницы о принудительной госпитализации Евгения Алёхина.

В решении (имеется у «АГ») суд указал, что основанием для госпитализации послужило заключение комиссии врачей, однако больница не доказала его обоснованность.

«Заключение врачей-психиатров психиатрического учреждения выступает в качестве одного из предусмотренных законом доказательств, которое оно обязано представить суду, однако оно не является заключением эксперта в смысле ст. 86 ГПК РФ», – отмечается в решении суда.

Суд в 50 раз снизил размер компенсации морального вреда

Впоследствии Евгений Алёхин обратился в суд с иском к Минфину России и Департаменту финансов г. Москвы о взыскании компенсации морального вреда на сумму в 1 млн руб. В обоснование своих исковых требований гражданин сослался на пережитые им нравственные страдания, связанные с госпитализацией в психиатрическую больницу и принудительным лечением в ней.

Он указал, что ему были назначены антипсихотические препараты, которые вводили ему принудительно.

Кроме того, его разместили в общем коридоре больницы, и на протяжении всего срока пребывания в ней он не был переведен в палату.

Он указал, что из-за этого был лишен нормального покоя и сна, поскольку мимо него проводили прибывших в больницу пациентов, большинство из которых находились в состоянии острого психоза.

Тверской районный суд г. Москвы согласился с доводом истца о том, что ответчиком по гражданскому спору является именно Минфин России.

Первая судебная инстанция также сочла обоснованным требование истца о присуждении ему компенсации морального вреда в связи с неправомерным характером его госпитализации.

При этом суд учел возраст пациента, его болезни, инвалидность в связи с психиатрическим заболеванием, длительность принудительной госпитализации и неоднократность прохождения соответствующего лечения.

Вместе с тем со ссылкой на различные положения ГК РФ и разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г.

№ 10 суд отметил, что при определении размера компенсации морального вреда следует учитывать характер, объем и длительность причиненных истцу нравственных страданий, индивидуальные особенности последнего (в том числе его возраст и состояние здоровья), степень вины ответчика, а также требования разумности и справедливости.

Тверской районный суд пришел к выводу, что компенсации в 20 тыс. руб. будет достаточно.

«Указанный размер компенсации морального вреда суд полагает соответствующим фактическим обстоятельствам настоящего гражданского дела, разумным и справедливым, отвечающим требованиям добросовестности и объему пережитых истцом страданий.

Требования истца о взыскании компенсации морального вреда в большем размере суд считает несоразмерными причиненному вреду», – отмечено в решении суда.

Апелляционная жалоба уже подана

Адвокат правозащитной организации «Зона права» Ильнур Шарапов, представлявший интересы Евгения Алёхина в Тверском районом суде, сообщил «АГ», что уже подал апелляционную жалобу (имеется у редакции).

В жалобе отмечается, что решение суда является необоснованным в части размера компенсации морального вреда, а также принятым без учета обстоятельств, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

«Решение суда в части назначенной суммы компенсации морального вреда считаем необоснованным.

К сожалению, в России практика по таким делам крайне мала, поэтому мы просили суд ориентироваться на решения Европейского Суда по схожим делам.

Поскольку суд первой инстанции не дал надлежащую оценку нашим аргументам, рассчитываем, что суд апелляционной инстанции все же изменит решение и увеличит сумму компенсации», – прокомментировал Ильнур Шарапов.

Эксперты «АГ» указали на крайне низкий размер присужденной судом компенсации

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что в рассматриваемом деле суд исходил из простого принципа: если вынесенное решение в отношении истца неправомерно и отменено, следовательно, требование о возмещении морального вреда является обоснованным. «Гораздо больший интерес представляет постановление Президиума Мосгорсуда от 21 ноября 2014 г., которым отменены предыдущие судебные акты. В основу отмены были положены либо процессуальные нарушения нижестоящих судов, либо нарушенные права пациента», – отметил он.

https://www.youtube.com/watch?v=w5CBI4_YARA\u0026list=PLXyluHj2FuROkx3LnIHkktJdweC6UBG5W

По словам эксперта, в настоящем деле суд не указал причину, по которой истец сначала был госпитализирован в психиатрический стационар, а затем выписан. «Вероятнее всего, госпитализация истца, а затем выписка происходили все-таки по медицинским показаниям.

В общей сложности он провел в стационаре около одного месяца. Много это или мало, сложно сказать, но если сравнивать с резонансным делом врача-психиатра Андроновой из Астрахани, то сумма в 20 тыс. руб. за месяц незаконной госпитализации является ничтожно малой.

Ведь за аналогичные действия врач Андронова была признана Кировским районным судом г. Астрахани виновной по ч. 1 ст. 293 УК РФ, и с нее, а не из бюджета РФ в пользу потерпевшей было взыскано 500 тыс. руб.

Между тем в этом случае потерпевшая (гражданский истец) провела в психиатрическом стационаре менее суток», – отметил Юрий Меженков.

Адвокат АБ «Онегин» Дмитрий Бартенев пояснил, что решения судов о принудительной госпитализации в психиатрический стационар отменяются весьма редко, но если это и происходит, то нередко, как и в ситуации данного дела, уже после окончания такой госпитализации.

«Если дело направляется на новое рассмотрение и в последующем (уже после прекращения принудительного лечения) суд отказывает в госпитализации, то такое решение может иметь для самого человека лишь символическое значение.

В данном деле истец все-таки добился компенсации, однако это скорее исключение», – отметил он.

От состояния психики – к адвокатской этикеРассматривая жалобу о принудительном помещении в психиатрическую клинику, ЕСПЧ затронул вопрос правомочности действий адвоката вопреки воле доверителя, имеющего психическое расстройство

По словам эксперта, ранее в подобной ситуации КС РФ отказывал в принятии дела к рассмотрению и аналогичное решение вынес ЕСПЧ. «Проблема в том, что на момент принудительного нахождения истца в больнице формально действовало решение суда, и больница ограничивала свободу человека на основании этого решения.

Мне такой подход судов кажется несправедливым, и настоящее успешное решение суда можно только приветствовать, поскольку очень часто недобровольная госпитализация является результатом не столько ошибочного медицинского усмотрения врачей, с которым соглашается суд, а скорее – результатом неправомерных действий в отношении самого пациента (например, необоснованных требований родственников, которые врачи не проверяют). Более того, дела о недобровольной госпитализации нередко рассматриваются исключительно формально, сам процесс занимает несколько минут, и фактически сам пациент не имеет реальной возможности оспорить требование больницы», – пояснил Дмитрий Бартенев.

Он добавил, что размер взысканной судом компенсации является явно заниженным.

«Речь идет о лишении свободы в течение одного месяца, и соображения, на которых основывался суд в данном деле, уменьшая компенсацию, а именно – факт предыдущей госпитализации истца – совершенно неприемлемы.

Фактически речь идет о дискриминации истца по мотиву того, что он ранее лечился в психиатрической больнице, а значит, высокая компенсация для него не полагается», – резюмировал адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/nezakonnoe-pomeshchenie-v-psikhiatricheskuyu-bolnitsu-na-mesyats-moskovskiy-sud-otsenil-v-20-tys-rub/

Принудительное лечение в психиатрической больнице – основания и порядок проведения процедуры

Суд психушка суд

Некоторые граждане, совершившие противозаконный поступок могут страдать психиатрическими расстройствами.

Подобных преступников нельзя привлекать к уголовной ответственности по причине того, что они не отдавали отчет своим действиям и не могли адекватно оценить их последствия.

Но оставлять их в обществе среди других граждан тоже нельзя, ведь они несут потенциальную опасность для себя и других граждан. Решением подобного вопроса является обязательство пройти принудительное лечение в психиатрической больнице.

Общие признаки психиатрического стационара

К подобной категории медицинских учреждений относится стандартная психиатрическая больница, в которой пациентов содержат в формате стационара. Здесь могут находиться как обычные граждане, так и лица, направленные на принудительное психиатрическое лечение в обязательном порядке в связи с совершенным преступлением, которое не связано с посягательством на жизнь другого человека.

https://www.youtube.com/watch?v=TCYrYkKkCTM\u0026list=PLXyluHj2FuROkx3LnIHkktJdweC6UBG5W

Содержащиеся в подобных медицинских учреждениях лица не несут опасности для общества и окружающих, но нуждаются в прохождении специального курса восстановления.

Причина, по которой правонарушителей отправляют в психиатрический стационар, заключается в высокой вероятности совершения еще одного противоправного поступка.

Нахождение в больнице определенное время позволяет закрепить результаты лечения и существенно улучшить общее психологическое состояние пациента.

Время нахождения в медицинском учреждении никогда не устанавливается по причине невозможности заранее определить срок необходимый для лечения пациента. Для этого каждые полгода пациенты проходят очередной медицинский осмотр на выявление фактов улучшения психического здоровья.

Лечение, соединенное с отбыванием наказания

В случае, когда у осужденного гражданина во время нахождения в колонии зафиксировали существенное ухудшение психического состояния, то допускается замена оставшейся части назначенного наказания на прохождение лечения в психиатрическом стационаре. Подобная возможность регламентируется статьей 104 УК.

Особенностью применения подобной меры является тот факт, что во время прохождения принудительного лечения срок наказания продолжается, но при этом полностью от наказания осужденный не освобождается.

Действующее законодательство приравнивает один день лечения в стационаре к одному дню нахождения в исправительном учреждении. После прохождения полного курса восстановления в случае предоставления справки об улучшении психологического состояния, осужденного суд принимает решение об окончании лечения.

Если назначенный гражданину срок еще не закончился, его переводят обратно в колонию отбывать оставшееся время наказания.

Принудительное лечение

В обязательном порядке заставить гражданина пройти лечение в психиатрическом диспансере имеет право только суд.

Человека не могут направить в подобное учреждение по заявлению от близких, знакомых или анонимного звонка.

Для установления подобной меры в ходе судебного заседания должны быть представлены веские доводы и весомые доказательства необходимости прохождения принудительного психиатрического лечения.

Практически все граждане, постоянно употребляющие алкоголь или наркотики, не признают свою зависимость от них. Жизнь родственников и близких таких граждан превращается в настоящий кошмар.

Но отправить на лечение зависимого человека без его официального согласия можно только в том случае если у него зафиксированы отклонения от нормального состояния психики.

Для рассмотрения вопроса принудительного лечения в диспансере без согласия больного необходимо представить следующие документы:

  • Официальное заявление от ближайших родственников больного.
  • Заключение медицинской экспертизы, установившей наличие неадекватности у человека.

Направление в психиатрический стационар

Для рассмотрения вопроса о необходимости прохождения принудительного лечения в психиатрической больнице необходим осмотр у медицинского специалиста. Еще одно обязательное условие – это заключение о том, что действия гражданина не могут быть опасными для других лиц.

Для установления психического состояния гражданина ему необходимо обратиться к участковому доктору для получения направления к психиатру.

Если состояние здоровья не позволяет гражданину лично явиться на прием, врач должен провести осмотр больного у него на дому.

Если будут определено, что у человека имеются отклонения в психическом состоянии, ему дается направление, которое позволяет определить больного в диспансер без получения его согласия.

Если состояние пациента резко ухудшилось, вызывается скорая помощь. По прибытию врачей, необходимо предъявить им медицинский документ, выписанный психиатром. На его основании больного доставят в стационар.

В течение 48 часов после поступления больного в медицинское учреждение его родственники должны составить заявление о необходимости проведения принудительного психиатрического лечения.

Полученное судом исковое заявление будет рассмотрено в особом порядке.

Обращаться с подобным ходатайством необходимо в районный суд по месту расположения медицинского учреждения.

В заявлении необходимо указать все причины и законные основания, которые позволяют направить гражданина на принудительное психиатрическое лечение.

В документе обязательно указываются ссылки на действующие нормативно-правовые акты, предусматривающие подобную меру. В качестве приложения к исковому заявлению прикрепляется официальное заключение медицинской комиссии.

Условия судопроизводства по заявлениям подобного характера следующие:

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 394-37-20

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 305-28-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 550-93-75

  1. Срок рассмотрения поданного заявления не более пяти дней.
  2. На заседании суда может присутствовать гражданин, по которому решается вопрос о необходимости принудительного лечения.
  3. Суд принимает решение основываясь на результатах психиатрической экспертизы.

Конституционные права граждан по неприкосновенности личности и свободе перемещения может ограничить только суд. Если человек был отправлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу без решения судебной инстанции, за подобные деяния предусмотрена уголовная ответственность.

Принудительное лечение по решению суда

Особой категорией принуждения от государства, которое определяется судом по отношению к гражданину с психическими расстройствами представляющего опасность для общества, является принудительное лечение.

Законодательство РФ не относит лиц, совершивших противоправный поступок, вызванный психическим расстройством к категории преступников. В качестве наказания их не отправляют в исправительные учреждения, находящиеся под юрисдикцией уголовно-исполнительной системы.

Данную категорию правонарушителей отправляют на принудительное лечение в специальные медицинские учреждения.

Подобные меры носят исключительно лечебный характер, целью которых является устранение психических расстройств человека. Действующий закон «О психиатрической помощи и предоставляемых правах гражданам» в статье № 13 допускает применение подобной меры к следующим лицам:

  1. Совершившим в состоянии невменяемости поступки, за которых предусмотрено уголовное наказание:
  • убийство;
  • хулиганство;
  • кража;
  • изнасилование;
  1. У которых после осуществления противоправного деяния возникло стойкое расстройство психики. В подобном случае применение наказания в соответствии УК не допустимо.
  2. В момент совершения преступления нарушитель мог быть вменяемым, но он страдает расстройством психики.
  3. Совершившим преступление, но по отношению к гражданину вынесено решение о необходимости лечения от алкоголизма или наркомании.

Уголовной кодекс в статье 97 допускает отправлять граждан на медицинское лечение только при условии, что выявленное психическое расстройство может в будущем спровоцировать действия, которые станут причиной нанесения материального ущерба или вреда другим гражданам.

В судебной практике были случаи, когда при наличии медицинского заключения о не стабильном психическом состоянии гражданина, совершившего преступление ему не назначались меры лечебного характера. В подобном случае судья должен представить законные обоснования своего решения и проинформировать о психическом состоянии подсудимого официальных представителей органов здравоохранения.

Виды лечения

Исходя из медицинской экспертизы, в которой установлена степень тяжести больного, суд выбирает лечение:

  1. Амбулаторное. Будет назначено, если состояние гражданина не требует постоянного нахождения в стационаре.
  2. Общий стационар. Если подсудимый своими поступками не угрожает жизни и здоровью окружающих его людей, его помещают в медицинское учреждение с другими больными гражданами.
  3. Специальный стационар. Медицинское учреждение подобной категории предназначено для лечения лиц, представляющих реальную угрозу для себя и других.
  4. Стационар с постоянным наблюдением. Предназначен для лиц с проявлениями болезни в тяжелой форме, за которым необходим интенсивный контроль.

Если человек проходит принудительное лечение в психиатрической больнице по решению суда, то и покинуть его он сможет после приятия аналогичного решения судебным органом. На основе результатов медицинской комиссии, которую каждый 6 месяцев проходят все лица проходящие лечение, суд принимает решение по вынесенному наказанию:

  • Продлить.
  • Прекратить.
  • Ужесточить.
  • Смягчить.

Срочное направление в стационар

В некоторых ситуациях граждане видят признаки проблем с психикой у человека до того момента, как он совершит незаконное действие уголовного характера. В подобном случае родственники должны незамедлительно вызывать скорую помощь или подать заявление в прокуратуру.

На основании действующего закона № 3185-1, который регламентирует правила психиатрической помощи, гражданина могут поместить в психиатрический стационар на двое суток. К состояниям, когда требуется неотложная госпитализация, относятся:

  • Гражданин совершаемыми действиями может причинить вред себе.
  • Поступки и поведение человека могут угрожать жизни и здоровье других граждан.
  • Утрачена способность осуществлять нормальную функцию жизнедеятельности.
  • Существенное ухудшение самочувствия в связи с отсутствием лечения.

После поступления гражданина в стационар через 48 часов комиссия должна провести его полное освидетельствование и дать заключение о состоянии здоровья, в котором указывает:

  • Степень общественной опасности больного.
  • Беспомощное состояние.
  • Возможность развития расстройства.
  • Нет необходимости в дальнейшем наблюдении в медицинском учреждении.

Когда будут установлены форма и степень заболевания или его отсутствие, официальное медицинское решение направляется в суд. После получения ходатайства от главного врача медицинского учреждения в котором находиться больной, суд по истечении пяти дней должен принять решение.

В случае необходимости проведения принудительного психиатрического лечения, больного оставляют клинике до выздоровления. Выписка пациента будет разрешена после принятия подобного решения судом.

Возможность обжалования

В случае несогласия с вынесенным решением о принудительном психиатрическом лечении закон дает право обжаловать его. Соответствующее ходатайство необходимо направить в вышестоящую инстанцию через судебный орган, который вынес подобное постановление. Уголовно-процессуальный кодекс предоставляет такое право следующим участникам судебного процесса:

  1. Потерпевшей стороне.
  2. Обвиняемому или его официальному представителю.
  3. Обвинителю.

Если принудительное лечение в психиатрической больнице было назначено в качестве административного наказания, обжаловать решение могут:

  1. Руководитель или заместитель медицинского учреждения, выносившего заключение по обвиняемому.
  2. Прокурор.
  3. Подсудимый или его представитель.

К полноценным участникам процесса не относятся близкие родственники подсудимого, но в случае их несогласия с принятым решением они имеют право обратиться с заявлением в медучреждение или прокуратуру.

Источник: https://ruadvocate.ru/vidy-nakazanij/prinuditelnoe-lechenie-v-psixiatricheskoj-bolnice-osnovaniya-i-poryadok-provedeniya-procedury/

О ваших правах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: